Привет, гость! [ Регистрация | Войтиrss

Комментарии к записи ОБЪЕДИНЕНИЕ ИСПАНИИ отключены

ОБЪЕДИНЕНИЕ ИСПАНИИ

| Информация об Испании | 25 июня 2013

Леувигильд стал королем в сложное для вестготского государства время. Политическая анархия после смерти Атанагильда достигла апогея. Избрание Лиувы явно было лишь компромиссом, да и он, по-видимому, достиг своей цели не сразу. В разных местах страны некоторые магнаты создали свои мини-государства, совершенно не считаясь с центральной властью. «Большая хроника Исидора»  сообщает о мятежах в раз­личных областях Испании, которые пришлось подавлять Леувигильду. И он поставил своей целью укрепление Вестготского королевства и пре­вращение его в сильную державу. Этому была подчинена его и внешняя, и внутренняя политика. Во внешней политике он стремился к реальному объединению Испании под властью вестготского короля и приобретение положения, равного Империи, а во внутренней — к укреплению коро­левской власти и восстановлению династического принципа ее насле­дования.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ВОЙНЫ ЛЕУВИГИЛЬДА

Став королем, Леувигильд развелся со своей прежней женой и же­нился на вдове Атанагильда Госвинте, что, конечно же, усилило его позиции. А став единым королем, он, чтобы закрепить трон за своими сыновьями Герменегильдом и Рекка- редом, назначил их своими соправителями (Biel. а. 573)1. Но еще до этого он взял открытый курс на военное объединение Пиренейского полуострова.

По-прежнему важнейшей задачей вестготских королей было подчи­нение юга. В 570 г. на втором году своего правления Леувигильд начи­нает войну с византийцами. Время было выбрано весьма удачно. На кон­стантинопольском престоле после смерти энергичного и способного Юстиниана оказался его племянник Юстин II, никак не унаследовавший таланты своего дяди. Вскоре он ввязался в изнурительную войну с пер­сами, в которой византийцы терпели поражение. Еще важнее для запад­ных дел оказалось вторжение лангобардов, которые в 568 г. начали завоевание Италии, вытесняя оттуда византийцев. В этих условиях им­ператорское правительство было неспособно оказать какую-либо дей­ственную помощь своим далеким испанским владениям. Уже в первом походе Леувигильд перешел Бетис и опустошил значительную часть византийских владений. В следующем году он повторил поход и захватил плацдармы на пути к проливу. В частности, с помощью предателя, некоего Фрамиданея (вероятно, командира местного гарнизона) был захвачен Асидон (Biel. а. 570,571 ). Большая часть византийских владений на Пиренейском полуострове вновь оказалась под властью вестготского короля. Но отсутствие флота не позволило Леувигильду завершить вы­теснение византийцев из Испании. Важно было и психологическое значение этого факта: вестготы снова оказались сильнее, чем Римская империя.

Леувигильд решил использовать свои победы над византийцами для подчинения Кордубы. Этот город уже в течение более 20 лет фактически был полностью независимым. Подчинение вестготскому королю, к то­му же арианину, не входило в планы местной испано-римской знати. Вооружив своих рабов, клиентов и других зависимых лиц, аристократы Бетики оказали ожесточенное сопротивление армии Леувигильда2. Однако силы были неравны. В результате ночного штурма Кордуба была взята. Были захвачены также города и укрепления в окрестностях Кор­дубы (Biel. а. 572). Восстание в Бетике было подавлено, а местные ви­зантийские власти, не получая помощи из столицы, были вынуждены просить мира. Мир (или перемирие) был заключен в 572 г., и по его условиям вся долина Бетиса перешла под власть Леувигильда. И только прибрежная полоса оставалась в руках Византии. Леувигильд мог считать свою задачу на юге выполненной.

После этого Леувигильд обратился к северо-западу. В это время свев- ский король Мирон также вступает на путь военной экспансии. Он, в частности, воюет с рунконами (Biel. а. 572), жившими в Кантабрии3, и это ставит под угрозу северо-западную границу Вестготского королев­ства. Уже одно это заставило Леувигильда обратить особое внимание на этот регион4. И в ответ на кампанию Мирона он в 573 г. вторгается в Сабарию, расположенную, вероятно, у самой свевской границы. Иоанн Бикларский (а. 573) пишет, что эту «провинцию» Леувигильд вернул под свою власть (in suum redigit dicionem). Видимо, в период политической анархии эта территория стала фактически независимой. Фактически независимым был и весь горный север Пиренейского полуострова, на­селенный васконами и кантабрами. Известно, что у кантабров важней­шие дела решал «сенат» (Vita S. Aemil. 26, 33), т. е. совет старейшин, а военными предприятиями у тех и у других руководили «вожди» (duces)5. И Леувигильд поставил целью подчинить их. «Житие святого Эмилиана» (26, 33) говорит о предательском нападении вестготского короля. Воз­можно, что у кантабров существовал какой-то договор с вестготами, который король теперь коварно нарушил. Поскольку хронист опять же говорит о «возвращении» этой области, то можно думать, что одним из условий такого договора было формальное признание власти вестгот­ского короля, что не мешало фактической независимости горцев. Харак­терно, что до этого времени никаких сведений о войнах между северны­ми горцами и вестготами нет. Видимо, в течение многих лет обе стороны сохраняли установившееся сосуществование: вестготы удовлетворялись формальным признанием их власти, а кантабры и васконы, сохраняя свою фактическую независимость, не претендовали на более низменные земли. Теперь же Леувигильд нарушил это сосуществование и огнем и мечом «разрушил» Кантабрию, т. е. лишил ее независимости. После этого был подчинен Аспидий, который создал в Арегенских горах к юго- западу от Кантабрии свое независимое минигосударство (Biel. а. 575)6. Эти походы создали необходимый плацдарм для нападения уже непо­средственно на свевов. И нападение не заставило себя ждать. Уже в 576 г. Леувигильд вторгается непосредственно в Галлецию. Мирон был разбит и запросил мира. Леувигильд пошел ему навстречу (Biel. а. 576). Между вестготами и свевами было заключено перемирие. После разгрома Ми­рона Свевское королевство уже не могло претендовать на ведущее по­ложение в Испании, гегемония на Пиренейском полуострове оконча­тельно закрепилась за вестготами7, и Леувигильд пока ограничился этим. По-видимому, Леувигильд не решился нанести окончательный удар свевам, пока в его тылу еще оставались неподчиненные территории. Такой территорией была Ороспеда, горная область на юго-востоке Пи­ренейского полуострова. Расположенная между вестготскими и визан­тийскими владениями, эта область сохраняла независимость. Поход против Ороспеды оказался не таким уж легким. Правда, сначала Леувигильду сопутствовал успех, и область казалась подчиненной. Но после ухода вестготских войск там вспыхнуло восстание сельчан (rustid), и Ле- увигильду пришлось вернуться, чтобы его подавить (Biel. а. 577). Чем было вызвано это восстание и кто его возглавил, неизвестно. Но вполне возможно, что местные крестьяне, воспользовавшись разгромом магна­тов, выступили теперь и против королевской власти8. Восстание было столь значительным, что потребовало вмешательства самого короля.

   Ограничился ли Леувигильд только этими кампаниями, о которых сообщает Иоанн Бикларский, или имели место еще другие, более мелкие, не привлекшие внимания хрониста, сказать трудно. Как бы то ни было, к 578 г. своей основной цели в этом плане Леувигильд достиг. Местные самовольные магнаты были укрощены, а бывшие еще независимыми города и области подчинены. Значительная часть побережья еще оста­валась в руках византийцев, а на северо-западе продолжало существовать Свевское королевство, но территория имперской провинции была су­щественно сокращена, а свевская экспансия решительно остановлена. Военные кампании на этом остановились.

Действуя таким образом, Леувигильд фактически следовал той линии, которая была намечена еще Тевдисом: подчинение как можно большей части Испании (а при возможности и всей страны) и сохранение в не­прикосновенности франкской границы, для чего с франками надо было установить если не дружеские отношения, то относительно мирное сосуществование. И в 579 г. Леувигильд сделал шаг, который, по его мнению, должен был обеспечить ему франкский нейтралитет: он женил своего сына Герменегильда на франкской принцессе Ингунде (Biel. а. 579; Greg. Tur. V, 38). Она была дочерью короля Австразии Сигиберта и Брунегильды, дочери Атанагильда. Франкское королевство в это время было далеко от единства, и потомки Хлодвига вели беспощадную кро­вавую борьбу друг с другом. Огромную роль в этой борьбе играло безжа­лостное соперничество двух королев — австразийской Брунегнильды и нейстрийской Фредегонды, которая в свое время стала инициатором убийства сестры Брунегильды Галсвинты. Женитьба Герменегильда на Ингунде могла бы привести к вмешательству Леувигильда или его на­следника в запутанные франкские дела. Поэтому Леувигильд помолвил своего младшего сына Реккареда с дочерью короля Нейстрии Хильперика и Фредегонды Ригунтой (Greg. Tur. V, 38). Воспоминания о прежней трагедии не смущали вестготского короля9; политические расчеты ока­зались гораздо сильнее. Правда, из брака Реккареда с Ригунтой ничего не вышло: после долгих переговоров под различными предлогами Хильперик в конце концов отказался отослать Ригунту в Испанию, а для смягчения своего отказа предложил Реккареду руку другой своей доче­ри Базины (не от Фредегонды), но так как та была монахиней и ее не захотели отпускать из монастыря, то это предложение осталось пустым звуком (Greg. Tur. VI, 34). Разумеется, в основе всех этих матримониаль­ных перипетий лежали политические соображения: король Нейстрии (или, может быть, скорее его супруга) явно не хотел связывать себе руки союзом с Леувигильдом.

   Брак Герменегильтда и Ингунды вскоре сослужил плохую службу вестготскому королю. После прибытия Ингунды в Испанию при вест­готском дворе начались раздоры. Как пишет Григорий Турский, коро­лева Госвинта сначала очень дружелюбно приняла Ингунду, которая была к тому же ее родной внучкой. При королевских дворах всегда су­ществовали различные интриги. При дворе Леувигильда дело осложня­лось семейным положением короля. Его сыновья Герменегильд и Рек- каред были детьми его первой жены, и это не могло не сказаться на отношении к ним Госвинты. О существовании при дворе группировки (factio) Госвинты прямо пишет Иоанн Бикларский (а. 578). У Григория Турского (IX, 1) есть интересное сообщение: Реккаред, став после смер­ти Леувигильда королем, заключил союз с Госвинтой и принял ее как мать. Видимо, при жизни отца отношения между мачехой и пасынком были далеки от идиллии. В этих обстоятельствах королева вполне могла рассчитывать на собственную внучку. Но она ошиблась. Ингунда, как по­казали последующие события обладала огромным честолюбием (пожа­луй, унаследованным от матери) и не собиралась становиться игрушкой в руках бабушки и свекрови. Огромную роль сыграл и религиозный фактор. Ингунда, как и все франки, была католичкой. Она не только не перешла в арианство, как настаивала Госвинта, но и убедила стать ка­толиком своего мужа (Greg. Tur. V, 38). Чтобы успокоить страсти, Леуви- гильд отослал Герменегильда с женой в Бетику, сделав его правителем этой провинции. В какой-то степени Леувигильд повторял поступок своего брата, когда тот назначил его соправителем, отдав в управление Испанию. Но в действительности между этими двумя актами имелась существенная разница. В отличие от отца Герменегильд являлся лишь наместником короля, хотя и с весьма обширными полномочиями.

   Попав на юг, Герменегильд оказался в гуще новых интриг. Местная знать, сравнительно недавно подчиненная вестготскими королями, по-видимому, надеялась на восстановление прежней независимости.

Духовным лидером этой группы знати являлся епископа Гиспалиса Леандр. Леандр принадлежал к знатной фамилии. Его отец Севериан был крупным землевладельцем Карфагенской провинции, который после захвата этой территории византийцами предпочел перебраться в Бетику.Как показывает последующая деятельность и самого Леандра, и его младшего брата Исидора, семья была по тем временам довольно образованна и хранила старые римские традиции. Это обстоятельство в не меньшей мере, чем пост епископа, делало Леандра виднейшей фигу­рой испано-римской знати Южной Испании. Появление в Гиспалисе фанатичной католички Ингунды пробудила надежды этой знати. С дру­гой стороны, группировка Госвинты, видимо, не отказывалась от своего враждебного отношения и к Герменегильду, и к его жене. Иоанн Бик- ларский, будучи современником этих событий, пишет, что factio коро­левы толкнула Герменигильда на мятеж. В том же 579 или в следующем году Герменегильд перешел в католицизм, причем крестил его сам Ле­андр. Может быть, этот акт был воспринят Госвинтой и ее окружением как открытый вызов. С другой стороны, и Ингунда не хотела ждать смерти своего свекра, чтобы стать королевой. И Герменегильд провоз­гласил себя королем, избрав своей столицей Гиспалис.

Как уже говорилось, Герменегильд и Реккаред официально являлись соправителями отца, но формально королевского титула явно не имели. Надпись 580 г. упоминает второй год короля Герменегильда12. Следова­тельно, до 579 г. он королем не был, хотя и был consors regni. Провозгла­сив себя полновластным королем, Герменегильд начал даже чеканить собственную монету, что явилось знаком полной самостоятельности и вызовом Леувигильду. На этой монете он не только называет себя коро­лем, но и прибавляет a Deo vita13 (спасением Божьим). Таким образом, мятеж ставится под покровительство Бога. Герменегильд явно претен­дует на роль знаменосца католицизма в борьбе с господствующими ариа- нами14. Не исключено, что это было подсказано ему Леандром. Расчет оказался правильным. Его поддержала католическая испано-римская знать Бетики и южной Лузитании15. На его сторону перешли три важнейших центра Южной Испании — Гиспалис, Кордуба, Эмерита. Он мог рассчитывать на поддержку византийцев и католиков-свевов, а так­же франков. Леувигильд правильно оценил возникшую опасность.

Не решаясь сразу же начать войну с собственным сыном, Леувигильд долго пытался как-то с ним договориться. Увидев, что это невозможно, он начал подготовку к войне. В 581 г. король совершил поход против васконов, сохранявших независимость со времени Поздней империи (Biel. 581). То ли предыдущий поход не дал тех результатов, на которые Леувигильд рассчитывал, то ли целью того похода была только Кантаб­рия, а Баскония была по каким-то причинам оставлена в стороне. Во вся­ком случае удар был нанесен жестокий. Именно в 581 г. и в несколько более позднее время впервые отмечается наличие васконов к северу от Пиренеев: сначала с ними неудачно сражался герцог Хильперика Бладаст, а немногим позже другой герцог — Австровальд — не смог помешать их грабежам (Greg. Tur. VI, 12; IX, 7). Исследователи связывают появление васконов на территории Франкского королевства с уходом под давле­нием войск Леувигильда части этого народа за Пиренеи16. Разгромив васконов и заставив их признать свою власть, Леувигильд на какое-то время сумел этим походом предотвратить возможный удар с севера во время войны на юге.

   Предпринял Леувигильд и другой важный шаг. Поскольку Гермене­гильд выступил под знаменем католицизма, Леувигильд собрал в Толе­до собор арианских епископов (Biel. а. 580). Цели этого собора были обширны, и к этому мы вернемся позже. Пока же надо подчеркнуть его чисто политический аспект: король явно стремился так же поднять против мятежного сына религиозное знамя, как и тот, объединив вокруг всех ариан против католиков17. Недаром после взятия Гиспалиса Леуви­гильд отчеканил монету с легендой: CVM DEO SPALI ADQVISITA (Благодаря Богу взят Гиспалис).

Монета Леувигильда. Аверс и реверс

  В 582 г. армия Леувигильда обрушилась на мятежников. Взяв Эмериту, Леувигильд отрезал Бетику от свевского королевства, резко уменьшив шансы Герменегильда получить помощь от свевского короля. И Леуви­гильд правильно оценил значение этой победы, выпустив специальную монету с легендой Emérita victoria19. Это, конечно же, ухудшило шансы Герменегильда. Неудачной оказалась и попытка заручиться византийской помощью. Отправленное в Константинополь посольство во главе с гис- палийским (севильским) епископом Леандром закончилось ничем: византийское правительство в тот момент не могло оказать никакой реальной помощи своему испанскому единоверцу, хотя такая помощь явно соответствовала бы политике империи. Герменегильд, таким об­разом, остался без реальных союзников. Силы же местной знати и го­родов, поддержавших мятежного принца, были, по-видимому, очень подорваны опустошением Бетики в 570—572 гг. Все это в огромной сте­пени уменьшило шансы Герменегильда на успех.

   В 583 г. Леувигильд двинулся непосредственно на Гиспалис. Нача­лась осады города. Свевский король Мирон решил воспользоваться обстоятельствами и все же двинулся с войсками в Южную Испанию. Но он был разбит и погиб. Теперь у Герменегильда не осталось ника­ких надежд на внешнюю помощь. Он с женой и младенцем сыном бежал в Кордубу, а Гиспалис попал в руки Леувигильда. И в следующем 584 г. настала очередь Кордубы. Во время начавшейся гражданской войны византийцы снова присоединили к своим владениям этот город, и это было единственным шагом, какой они предприняли в Испании в это время20. Не исключено, что в о з в р а щ е н и е Кордубы под власть императора было оформлено каким-то договором между Гермене- гильдом и Византией. Может быть, это даже стало единственным ре­зультатом посольства Леандра. Как бы то ни было, под защиту визан­тийских войск теперь бежал Герменегильд, надеясь, видимо, что в таких условиях византийцы должны будут оказать ему помощь. Но он ошибся. Леувигильд подкупил византийского командира, и тот за огромную сумму в 30 тысяч солидов отказался помочь Герменегильду. Кордуба была взята королевской армией. Гордый своей победой, Леувигильд отметил ее специальной монетой с легендой «Дважды овладел Кордубой».

   В марте 584 г. Герменегильд попал в руки отца. Если верить Григорию Турскому, то он сам сдался, получив от короля гарантию неприкосно­венности. Его жена и сын ушли вместе с византийцами и отправились в Константинополь. На пути туда Ингунда умерла, а малолетний Ата- нагильд воспитывался в византийской столице: вероятно, византийское правительство готовило его на всякий случай, если возникнет возмож­ность использовать вестготского принца для вмешательства в испанские дела. Но Атанагильд тоже скоро умер. А Герменегильд был официально лишен своего сана, с него, по старому германскому обычаю, сорвали одежду и одели в рубище, после чего отправили в ссылку в Валенцию. А в следующем году его убил некий Сисиберт, то ли по собственной инициативе, то ли по тайному поручению короля.

Восстановив свою власть на юге, Леувигильд решил покончить со свевами. Там был свергнут сын погибшего Мирона, и это дало вестгот­скому королю прекрасный повод вмешаться в свевские дела. Свевы были разбиты, и их королевство присоединено к вестготскому. Тем временем франки тоже использовали гражданскую войну в Испании и смерть франкской принцессы как повод для возоб­новления войны с вестготами. Ареной боевых действий снова стала Септимания. Стремясь предупредить нападение бургундского короля Гунтрамна, Леувигильд попытался подкупить фактически правившую Нейстрией королеву Фредегонду, но неудачно. Гунтрамн откровенно поставил своей задачей захват Септимании, пытаясь, как и его дед, придать своей кампании вид войны против еретиков. Его армия вторглась в Септиманию и осадила Каракассон. Однако горожане оказали франкам упорное сопротивление, и это дало возможность Л еувигильду выиграть время. Он направил против войска Гунтрамна армию во главе со своим сыном Реккаредом. Реккаред разбил франков и выбил их из готских владений.

   После всех этих войн почти вся Испания за исключением прибреж­ной полосы, удерживаемой византийцами, была объединена под властью вестготского короля, причем власть эта была не только номинальной, но и реальной. Правда, трудно сказать, насколько реальным было господство вестготов над васконами (басками); возможно, что при Леуви- гильде они были действительно подчинены, хотя позже это подчинение практически снова исчезло. Эти военные успехи дали Леувигильду ос­нование и для укрепления королевской власти внутри страны.

Циркин Ю.Б. — Испания от античности к Средневековью 

Нет тегов

1304 total views, 1 today

  

Ссылки спонсоров

Barcelona gik Guardia Civil В Барселоне будут контролировать ПДД авто без специальных знаков. В багажном отделении направлявшегося в Малагу самолета нашли ребенка Вино Испания Виноделие Испании Изабель Лежерон Ипотека в Испании Испания музеи История Испании Карта Испании и Португалии Путешествие по Испании Ребенок обнаружен в багаже самолета Синее вино Справочная карта Испании Справочная карта Португалии Туризм Испании Фото экскурсия - Испания музей Сальвадора Дали Человека в чемодане пытались провезти через границу Испании алано эспаньол аланский бульдог алкогольный напиток барселона заводчики алано эспаньол землячества испании испания испанский алано купить алано эспаньол мигрант в чемодане незаконные мигранты нелегальные мигранты пикассо испания питомник алано эспаньол русская диаспора в испании русские сообщества испании сальвадор дали